like
like
Новости Новости собора
ЧЕМОДАНЧИК, ПОЛНЫЙ БЛАГОДАРНОСТЕЙ
5 Ноября 2017 г.

Однажды я пошел к одному замечательному диетологу, женщине, применявшей очень эффективный метод, причем к каждому по-разному. Она даже написала: «То, что я вам прописываю, – только для вас. У другого может не получиться такого же результата, а может выйти и вред».

Как-то я сказал ей:

– Вы удивительная!

Она мне говорит:

– Я не удивительная. – Знаешь, что она мне сказала? – Я влюблена! Я люблю то, что делаю, моя душа полна этим. Я делаю это не для того, чтобы получить деньги, не для того, чтобы прославилось мое имя, а потому что люблю это и горю им, это сводит меня с ума!

Ее пример стал для меня очень поучительным. Пусть ее дело и может показаться чем-то прозаичным, но оно совсем не прозаично, ведь вопросы здоровья волнуют очень многих: и в Церкви, и всюду у людей проблемы со здоровьем, они следят за своим уровнем триглицеридов, холестерина, стараются не поправиться и т.д. И если бы этот ее дух и этос любви к Богу овладел и тобой – а он уже нередко владеет тобой, – то твоя жизнь стала бы раем, откровенным счастьем. Ты готовишь еду – и паришь в небесах, не замечаешь, как проходит время, когда любишь то, что делаешь.

Если ты любишь Бога, для Которого делаешь всё, если любишь своего мужа (жену), детей, коллег по работе, одноклассников, учителей в школе, если в душе у нас есть такая любовь, полная горячего желания, устремления и мечты, тогда все наши занятия действительно становятся прекрасными, дни летят, и ты недоумеваешь, как быстро они проходят, и говоришь: «Я даже не заметил, когда было утро, когда начался обед, как наступила ночь – вот и пролетел еще один день!»

Хоть ты и говоришь: «День пролетел!» – и в этом ощущается какая-то ностальгия, ведь ты всё это навсегда оставляешь в прошлом, однако ты не унываешь, потому что оглядываешься назад и видишь, что оставляешь там что-то замечательное, свет – а не мрак, руины и пустоту; ты оставляешь там что-то хорошее. И даже если оставляешь там слезы, слезы покаяния, то они тоже начинают сиять, у них имеется свое сияние, величие и излияние света, и это совсем неплохо. Всё в твоей жизни может стать хорошим, и ты можешь не стариться прежде времени. Потому что, сколько ни красься, ни прихорашивайся и ни ухаживай за собой, но вопрос заключается в другом – в том, чтобы ты ухаживал за своей душой и постоянно ее обновлял. Вот что надо делать.

Бог прикасается ко всем нам, когда мы позволяем Ему войти в нашу душу и в наши клеточки. Всё, что делаешь, наполняй смыслом и старайся, чтобы это делало тебя радостным. А если это занятие тебе не нравится, смени его, найти, что тебе будет по душе. Иначе дни проходят, и ты говоришь:

– Я занимаюсь тем, что мне не нравится!

Пусть твое новое занятие и не будет слишком значимым. Послушай, что я говорю: может, оно и не такое важное, но пусть оно наполнит твою жизнь, и чтобы ты отдал ему всё свое сердце без остатка. То есть когда кто-нибудь скажет: «А наведу-ка я порядок у себя на работе, пусть там больше не будет этих разбросанных бумаг, валяющихся конвертов, книг, визиток, чеков», – это что такое? Да, это не что-нибудь духовное и не что-нибудь великое, однако оно может стать таким, если ты будешь делать это всем сердцем, сознательно, старательно. Не так, чтобы телом ты был здесь, а душой – где-нибудь в другом месте, умом – в третьем и являлся человеком фрагментированным, а чтобы сказал: «Господи, я пред Тобою делаю это! Я всё делаю как для Господа и внимателен к этим незначительным вещам, которые вижу перед собой, потому что здесь я найду Тебя, здесь я почувствую Твое присутствие, здесь выражу свою любовь, здесь превращу свою духовность в практическую величину, а не оставлю ее в теории. Вот я делаю уборку, вытираю пыль, выбрасываю мусор, навожу порядок – разве в этом нет смысла? Это ведь замечательно!»

Найди смысл. Найти его может и человек, прикованный к инвалидной коляске, который ничего не может сделать, если не подавать ему каких-нибудь вещей, которые он сортировал бы руками, и человек, ничего не видящий. Смысл его жизни может быть в том, чтобы понять, почему он не видит и что он может сделать для всего человечества. Разве это не исполнено смысла – сказать: «Я за свою жизнь научился проявлять терпение. И если Бог придет и скажет мне: “Дитя Мое, а что ты сделал за всю жизнь, которую прожил?” – я скажу Ему: “Господи, я проявлял терпение. У меня была своя проблема, свое испытание. (У кого-то в доме есть больной человек, которого надо возить по врачам, у кого-то проблемы с почками, и ему надо периодически чистить кровь, время от времени ложиться в больницу.) Господи, я проявлял терпение”». А что скажет Бог? Что ты не сделал чего-то великого и духовного, поскольку не проводил бесед, не был миссионером, монахом, клириком? Разве твое дело само по себе не велико?

Дни нашей жизни проходят, а что делаешь ты? Ты проявляешь терпение. Ощути свою ценность во всем, что делаешь. Осознай честь, которую воздает тебе Бог, пойми, что Бог тебя любит, Он тебя не ругает, а уважает.

Бог хочет, чтобы ты почувствовал эту честь и хвалу, которую Он воздает тебе, и говорит:

– Дитя Мое, Я люблю тебя! Мир может ждать от тебя многого, кто-то может обвинять тебя и называть так или иначе: бесполезным, неудачником, отсталым. Но для Меня то, что ты делаешь: тот факт, что ты 4 года в браке, ждешь ребенка, а он всё еще не рождается, но ты ждешь – всё это твое терпение, выдержка, настойчивость, надежда. У тебя ведь есть вера, дитя Мое, разве этого мало? Ты веришь в силу Бога, ждешь и не разочаровываешься, разве этого мало?

Ты вот что делаешь – меняешься, преобразуешься. Это великое дело – чтобы дин проходили, и твой ум, идеи, мнения изменялись, чтобы ты не оставался всё тем же, если только то, что ты делаешь, не связано с любовью, потому что любовь надо иметь всегда. В этом ты не меняйся, люби всегда. Любовь надо иметь всегда, а что касается других идей – странных, нездоровых, болезненных, сверхценных – там ты изменись, отцепись от них. Оторви ум свой от того, о чем думаешь, и измени свой образ мыслей.

Когда старец Порфирий был молод и исповедовал, то поначалу исповедовал очень строго и накладывал епитимии.

– Прошли годы, – говорит старец Порфирий, – и тогда я понял боль людей, трудность борьбы со страстями, а больше всего – любовь Божию, которая смягчила и меня, и я посмотрел на людей по-другому. Годы жизни шли, менялось мое мышление, и изменился вкус Бога в моих устах, в Святом Причастии. Изменился вкус Бога в моем сердце, и я стал говорить с людьми по-другому. Я уже не был тем строгим духовником, который делал замечания, ругал, накладывал епитимии, я стяжал снисхождение, доброту, сильную молитву. Я старался преобразить душу человека любовью, а не страхом, и так стал менять людей, изменившись сам.

Проходят дни жизни, и ты меняешься – или остаешься всё таким же консервативным: моральным, но не нравственным, набожным, но не благочестивым, каким был тогда, и когда начинал? Тогда ты имел право быть таким, потому что так ты был научен, так это знал, и тогда это не было плохо: тогда это было самым лучшим, что имелось в тебе, но если ты и сегодня не сбрасываешь с себя этого «тогда», исключительно ради чести мундира, лишь бы не согласиться с тем, что в какой-то момент и ты должен измениться, – в таком случае что происходит с пролетающими днями твоей жизни? Ты не позволяешь Богу «отшлифовать» тебя, смягчить, чуть-чуть пообтесать твои углы, чтобы ты клубочком мягко катился между людей и прикасался к ним с любовью.

Что сказать тут? Дни нашей жизни проходят, а меняемся ли мы? В прошлом у меня был другой образ мыслей, и я рад этому и благодарю Бога, потому что лет 10–15 тому назад смотрел на вещи по-другому, а сейчас смотрю на них иначе и не стыжусь сказать это и признать, что в моем мышлении, в моей душе происходят перемены. То есть если бы лет 15 назад кто-нибудь сказал мне, что хочет стать монахом, я бы сказал ему: «А что ты привнесешь в монашество?» Он не привнесет ничего, думал я. Но с течением времени, вступая в контакты с людьми, пришел к выводу, что ты можешь находиться в миру, говорить, проповедовать, но это вовсе не значит, что люди будут меняться так, как говоришь ты, потому что людей меняет Бог. Поэтому когда ты войдешь в соприкосновение с Богом, – независимо от того, монах ли ты, миссионер, в миру или отшельничаешь в горах, есть у тебя семья или нет, – ты сможешь помочь своему ближнему, если сам найдешь Бога.

Тогда я этого не понимал. То есть если бы раньше кто-нибудь сказал мне: «Иди на Святую Гору Афон!» – я сказал бы ему: «Но там ведь людям не поможешь ничем!» Я это имею в виду и рад, что изменился в этом отношении.

Мы говорим о перемене в образе мыслей, а не в сердцевине веры, не в том, что касается Христа, Его учения. Должен измениться способ, каким ты выражаешь свою веру, чтобы он был немного гибче, мудрее, а не чтобы ты менял истину, потому что иногда ты бываешь готов сделать и такую ошибку. Надеюсь, ты понимаешь, что надо менять не сердцевину истины, а способ, каким ты передаешь эту истину в мир, т.е. способ, каким ты будешь подходить к конкретному человеку. Это мое мнение.

Между тем что бы мы ни делали в этой жизни, всё это так мало, тленно, ограниченно. Не жди, что когда-нибудь ты начнешь делать совершенные движения, совершенные дела, потому что и эти совершенные дела, которые ты сделаешь, – наступит момент, когда угаснут и они, так же как и мы. Лет через 150 мы уйдем из этой жизни… А сколько ты лет хочешь? Я говорю 150, потому что когда называю какой-нибудь возраст поменьше, пожилые говорят:

– Да что ты говоришь! Вот мне сейчас столько лет. Но те годы прошли, о которых ты говорил, и ничего такого не было.

И вот через столько лет ты поймешь, что и малое, и большое – всё мало. У старца Иакова (Цаликиса) с Эвбеи есть одно хорошее выражение, которое я вычитал в книге о нем:

– Здесь, дитя мое, мы живем, чтобы миновали дни.

То есть найди что-нибудь, чем бы ты занимался, чтобы проходили дни твоей жизни. То, что ты сделаешь здесь, не будет существовать вечно, кроме любви, истины и молитвы, они останутся. А от всего остального, что ты делаешь, останется только его качество.

Но я хочу сказать, что, например, ты строишь дом, достраиваешь его – и всё, чему ты отдал свое сердце, – и потом говоришь: «Ах, это что-то замечательное!» Да, но только оно не обладает абсолютным характером, оно – малое. Даже великие дела малы, когда подумаешь о том, что всё пройдет. Но если вложить Бога в это малое, тогда всё обретает красоту, нетление, сияние славы, величие – если делать то, что делаешь, всем сердцем, как для Господа (есть хорошее выражение: «Как пред Богом»), пред Ним и перед братом своим.

Можешь ли ты делать такие малые вещи – например, вынуть конверты из почтового ящика, и чтобы ребенок был с тобой, но чтобы манера, какой ты открываешь ящик и смотришь на другие конверты, не выражала нервозности, любопытства, интереса к чужой жизни, равнодушия? Другими словами, качества нашей души проявляются даже в самые обыденные моменты жизни.

Как приятно говорить: «Сегодня я сделал что-то хорошее!» То есть я не совершил ничего значительного, но, делая эти малые дела, думал о Боге, любил людей, радовался, заканчивая свои дела, вкладывал в них все сердце, и это исполнило меня приятных чувств. Мой день был очень хорошим: пусть никто меня даже не знает, никто обо мне не слышал, я не приводил в восторг толпы людей, но, несмотря на это, я в своем доме, в своем маленьком домике, со своим одиночеством и книгами или с семьей и детьми, но я наполняю свою жизнь хорошим и вкладываю во всё Бога.

Эти дни замечательны – и если ты проживаешь их так, то жизнь твоя будет наслаждением! И когда придет время умирать, я буду оглядываться назад и смиренно говорить: «Да, я ухожу, но смиряюсь и ухожу, как уходят все. Я же не могу стать исключением, ведь это слишком эгоистично – говорить: “Ну почему? Я хочу еще жить!” Все умирают, и я тоже прилагаюсь к этому уходящему потоку человечества. Но, оборачиваясь назад и оглядываясь на уходящую жизнь, как на лодочку, оставляющую след в море, смотрю и вижу хорошее».

Наверно, твое дело мало и незначительно, ты же, например, не станешь изобретателем – не могут ведь все быть изобретателями, космонавтами, знаменитостями, богачами, благодетелями. Ну и ладно, но только ты тоже будешь совершать это путешествие и скажешь так:

«Я создал семью, вырастил детей, проявлял терпение, вел малую борьбу, совершал малые дела: чистил фасоль, делал бутерброды ребенку, таскал покупки жены. Но всё это было приятно мне и за всё я благодарю Бога. Я признателен Ему и, вот, собрал чемоданчик, полный благодарностей – того, за что я говорю Богу спасибо! И я не боюсь этого путешествия. Я готов к вылету, держу свой чемодан, в котором нет драгоценностей, но иногда, когда не везешь драгоценностей, чувствуешь себя уверенней и говоришь: у меня мало вещей в багаже, но они полны Бога, их мало, но они полны благодарности Христу, славословия, признательности, смиренного приятия и довольной души, без ропота, горести, жалоб, ворчания. Моя жизнь прекрасна, слава Богу! Благодарю Тебя, Боже!»

Найди, чем ты будешь заниматься, и чтобы это тебе нравилось. Пусть оно и будет чем-нибудь малым и незначительным, но делай это от сердца, наслаждайся этим, благодари Бога и знай, что ты очень близок к Богу с этими своими простыми телодвижениями. И чтобы у тебя не было досады, как ты говоришь мне: «У меня не получается молиться по сто часов!» Молись по полчаса – и эти полчаса, эти 15 минут прекрасны, если только всё твое дыхание и каждый миг посвящены исключительно Ему!


Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевела с болгарского Станка Косова


Православен богословски факултет


Для того, чтобы оставить комментарий, вы должны зарегистрироваться и авторизоваться на сайте
Сменить пароль
Забыли пароль
Если вы забыли пароль, введите E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.
Авторизация
Авторизуйтесь через:
Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Twitter.com для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Facebook.com для входа на сайт.
или заполните форму ниже:
Забыли пароль
Регистрация
Для получения возможности подписаться на новости сайта, оставлять отзывы и комментарии, иметь доступ к специальным разделам Вы можете бесплатно зарегистрироваться на сайте.