like
like
Новости Новости собора
СЕ БРАТ ТВОЙ
11 Февраля 2016 г.

Выгуливая по утрам в заснеженном дворе своего фокса, я обратил внимание на одну странную пару, которая ютилась в углу у Дворца бракосочетания, находящегося поблизости. Это были бомжи, мужчина и женщина, еще достаточно молодые. Они облюбовали уголок под стеной с подветренной стороны, умостились на мраморном выступе, разложив на газете какую-то снедь. Явление в наше время привычное. Мне удалось разговориться с ними, точнее, сначала с Юрой. Так звали парня лет 30. Жена передавала для них кое-какую еду, и в благодарность они немного пооткровенничали. Захотелось им как-то помочь, устроить в какой-нибудь приют. Листая старые вырезки о бездомных, наткнулся на рассказ, записанный мною в 1990-х годах на строительстве храмового комплекса архистратига Михаила киевской Дарницы. Сейчас там прекрасные храмы, памятный мемориал чернобыльцам. А тогда все только начиналось. Тогда-то и пришел на строительство человек по прозвищу Генка-бомж.

Он появился на территории строящегося собора неприметным образом, как бывает это с людьми без постоянного места жительства. Поселился в вагончике и по великодушному снисхождению церковного старосты получил сразу все блага: постель, одежду, еду и тепло. Его даже взяли в бригаду строителей – помогать. Но толку, как оказалось, от него было мало. Роя траншею под опалубку для установления альтанки в память о погибших воинах-чернобыльцах, он после пяти вынутых лопат земли пускался в долгие рассказы и философствования. Говорил о том, что погибшим воинам от этой альтанки ни холодно и ни жарко, а лучше бы поставить навес для летней кухни, варить еду и раздавать нищим. Еще говорил, глядя на батюшек, которых увозили на автомобилях то на похороны, то на крестины:

– Вот если бы они отдавали все деньги до копейки бедным, а сами кормились с общего стола, как было в первых веках христианства, авторитет Церкви сильно бы вырос и на собор не нужно было бы искать спонсоров. Люди принесли бы по гривне, и собор давно стоял бы.

– Ну вот, Генка, ты рукополагайся, будешь батюшкой, – шутили рабочие.

– Не мой профиль, – отвечал Генка. – Я – профессиональный сапожник. Открою свое дело, будет капитал – построю собор.

Строящийся собор Архангела Михаила
Строящийся собор Архангела Михаила


Конечно же, его не воспринимали серьезно. А когда он стал уклоняться от всякой работы и в утренние часы начал совершать обходы по мусорникам и свалкам окрестных дворов, за ним прочно утвердилось прозвище «Генка-бомж».

Он не возражал. Возле вагончика поставил старое кресло, наносил всякого тряпья, смастерил что-то вроде печки из кирпичей и проводил часы «у камина», как он говорил. Жарил какую-то еду, запивал каким-то напитком из пластмассовых бутылок и любил принимать гостей. Его неизменными спутниками были собака и кот. А если местные бродяги приносили бутылку (что случалось нередко), Генка начинал рассказывать небылицы. О том, например, как чинил туфли Михаилу Горбачеву, когда тот приезжал в Киев, а Раиса Максимовна торговалась с Генкой о цене. Потом опять возвращался к церковной тематике и философии. Как выяснилось позже со слов Генки, в детстве в церковь его водила бабушка, и она же читала ему детскую библию в картинках. Очень старую, дореволюционную. Вот оттуда, из детской памяти, он, очевидно, и черпал свои познания.

– Если бы Миша (Горбачев. – С.Г.) не поехал бы с поклоном к папе Римскому, не было бы никакой перестройки, дети наши сейчас не смотрели бы порно и не кололи бы наркотики. Нужно было ему идти с поклоном к Патриарху и брать благословение возрождать разрушенные храмы и монастыри. Такое покаяние было бы лучше всяких слов. Тогда, возможно, и Чернобыль не взорвался бы…

Его гости быстро косели. Генка требовал, чтобы они удалялись и вели себя пристойно на церковной территории. И сам шел спать в «покои», как он называл свой старый вагончик.

Прожил Генка на стройке года три или четыре. Иногда ездил к сестре в «баньку», то есть мыться. А иногда к детям. У него где-то была жена, выгнавшая его из дому, и две девочки. Он говорил, что девочки его очень любили и всегда бросались на шею, когда он приходил. Он покупал конфет на собранные копейки и отправлялся куда-то в район Печерского моста, где работал когда-то сапожником, к своим детям. Неизвестно, доезжал ли до них. Скорее всего, нет. Цеплялся по дороге у какой-нибудь пивнушки и заводил умные разговоры о том, например, что если бы всех бездомных собак кормить и дрессировать, то польза была бы огромная. Во-первых, не было бы преступности. Собаки охраняли бы дворы и квартиры, а также личный транспорт. Они могли бы находить наркотики и оберегать детей от маньяков-насильников. А вороны могли бы носить бездомным и инвалидам еду, ведь носили они мясо пророку Илье. И так далее.

Мемориал памяти жертв Чернобыля, храмовый комплекс Архангела Михаила в Дарнице
Мемориал памяти жертв Чернобыля, храмовый комплекс Архангела Михаила в Дарнице


Последняя наша встреча с Генкой состоялась 25 апреля, накануне очередной годовщины Чернобыльской катастрофы. Церковный чернобыльский мемориал должен был посетить сам президент Украины, и суматоха была страшная. Всё белили и подкрашивали, убирали и украшали. Генка притащил откуда-то красную пластмассовую банку, похожую на детский горшок.

– Вот, давайте поставим здесь, под мемориальной плитой. В нее можно поставить вазу с цветами. Это будет символ чернобыльского огня. Президенту понравится.

Когда приехал президент, Генка сидел в своей будке: ему строго-настрого запретили являться на ясны очи главы государства. Он смотрел в окошко, когда высокие гости обходили строительство собора.

– Захотел бы – достал из кармана миллион долларов и пожертвовал на собор красы необыкновенной. Но у него с собой нет, – рассуждал Генка у окна. – Одна охрана. И вон, на крышах тоже, снайперы…

Умер Генка-бомж неожиданно… Его отравили водкой: кто-то из местных «коллег» принес напиток с метиловым спиртом. Он умер в больнице и был похоронен за церковный счет. Осталась от него временная память: на стенах строящегося собора он нарисовал черные стрелки, указывая людям, что на службу к причастию Христовых тайн нужно идти в полуподвал, где оборудован подземный храм. При этом, как правило, одобряюще приговаривал:

– Как у древних христиан – бедность и благодать.

Он и сам однажды причастился. Постоял, перекрестился и пошел к своему «камину».

Храмовый комплекс Архистратига Михаила в Дарнице
Храмовый комплекс Архистратига Михаила в Дарнице


На следующий день после смерти Генки батюшка совершал проскомидию и поминал усопших. Кто-то из пономарей подсказал:

– И Геннадия, раба Божьего, новопреставленного, помяните, батюшка.

– И всех новопреставленных, кому негде было главу приклонить, – вздохнув, ответил тот, вынимая частички из просфоры.

Сергей Герук

11 февраля 2016 г.

Для того, чтобы оставить комментарий, вы должны зарегистрироваться и авторизоваться на сайте
Сменить пароль
Забыли пароль
Если вы забыли пароль, введите E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.
Авторизация
Авторизуйтесь через:
Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Twitter.com для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Facebook.com для входа на сайт.
или заполните форму ниже:
Забыли пароль
Регистрация
Для получения возможности подписаться на новости сайта, оставлять отзывы и комментарии, иметь доступ к специальным разделам Вы можете бесплатно зарегистрироваться на сайте.