like
like
Новости Новости собора
РАССКАЗЫ О ДЕТСКИХ ГОДАХ СВЯТИТЕЛЯ ФЕОФАНА
23 Января 2016 г.

Рис. Л.А. Вороновой


***

В рассказах о святых людях мы часто читаем, что еще сызмальства будущие подвижники отличались от своих сверстников, бегали детских игр и развлечений, были кротки и молчаливы, любили проводить дни в посте и молитве. Некоторые мамы, читая такие рассказы своим детям, нет-нет да и заметят шаловливому малышу: «Посмотри, какой был послушный и примерный мальчик, а ты у меня в кого?»

Однако как много путей-дорог на земле, так много и дорог, ведущих в Царствие Небесное. Кто-то по своему характеру мягок и послушлив, и Господь в зрелости помогает развить эти качества. Кто-то, напротив, по своему характеру резв и стремителен, и при старании Господь такого человека образует в решительного воина Христова, который может привести к истине многих людей, стать защитником православной веры. Именно с таким характером появился когда-то на свет великий русский подвижник, молитвенник Русской Земли, духовный автор и богослов – святитель Феофан, Затворник Вышенский. О его духовных подвигах написано много книг. Однако о детских годах известно совсем немного…

Святитель Феофан последние годы жизни провел в затворе в Вышенской пустыни. Уединение для него было «слаще меда». Святитель поражал своих современников удивительной целеустремленностью и работоспособностью. Как пчела, перелетая от цветка к цветку, кропотливо собирает драгоценный нектар, из которого получается душистый мед, так и подвижник многими трудами собирал христианские добродетели.

Святитель Феофан ушел из мира, со святительской кафедры не потому, что не любил людей и тяготился епископскими обязанностями, а потому, что хотел послужить Богу сугубыми, особенными трудами. Как из маленьких узелков плетутся монашеские четки, по которым совершается Иисусова молитва – грозное орудие против врага нашего спасения, так и Феофан Затворник, по крупицам собрав книжные знания, в тишине Вышенского затвора написал многие творения, указав всем ищущим путь ко Христу – путь ко спасению.

***

Будущий святитель родился вскоре после окончания Отечественной войны 1812 года, когда во всех городах и весях русские люди праздновали победу над Наполеоновскими полчищами, восстанавливали разрушенные дома и селения, слагали патриотические песни о величии ратного подвига русского воинства.

В это время в Елецком уезде Орловского края, в селе Чернавске (совр. Чернава), жила семья молодого священника Василия Тимофеевича Говорова. Отец Василий был человеком прямым и открытым, добросердечным и гостеприимным. Его отличали особая внимательность и любовь к ближним, а также способность умирять любые ссоры. Он очень любил церковные службы и так часто бывал в своем храме, что родные и близкие говорили о нем: «Наш батюшка из епитрахили не выходит».

Татьяна Ивановна, мать будущего святителя, имела тихий кроткий нрав и любвеобильное сердце. Особую сострадательность проявляла она к больным и нищим, и никто из них не отходил от нее, не получив помощи.

По воспоминаниям родственников, Говоровы вполне оправдывали свою фамилию: они действительно были большие «говоруны» – любили собираться всей немалой семьей, приглашать родственников и знакомых и вести долгие, задушевные разговоры…

Егорушка родился 10 января 1815 года и был пя­тым ребенком в семье. Мать нежно ласкала и кре­стила новорожденного крошку, когда в комнату за­шел отец.

– А! И детвора тут! – весело сказал он, увидев Любу с маленьким Сеней.

– Ну, Таня, поправляйся, спасибо за сынка! Дай Бог ему только разум и доброе сердце – с ними век не пропадешь. Ну-ка, Егорушка, поди к отцу!

Отец Василий бережно наклонился к сыну и взял его на руки. Не прошло и минуты, как Егорушка так пронзительно вскрикнул, что отец даже вздрогнул.

– Ох, Татьяна Ивановна, сынок чуть меня не оглушил! – сказал он, отдавая малютку матери. – Такой голосистый, что беда! Ну, Господь с вами! – и отец Василий вышел из комнаты.

На следующий день после рождения младенец был крещен родным дедушкой отцом Иоанном и наречен Георгием. В семье же мальчика с самого рождения называли Егорушкой.

***

Егорушка, как и все дети, любил сказки. Неподражаемой сказитель­ницей была его тетушка, Марфа Никифоровна. Обычно под вечер она собирала всю детвору в доме и начинала свои рассказы, которым, казалось, не было числа. За окном сумерки, в комнате полумрак, и так легко вслед за тетушкой путешествовать в разные сказочные царства-королевства, встречаться с дивными царевичами и царевнами. Тетушка рассказывала так ярко и убедительно, с такими шутками-прибаутками, что казалось, она и сама побывала во всех этих заморских чудесных странах.

– В некотором царстве да в некотором государстве… – обычно неспешно начинала Марфа Никифоровна.

И тут даже самые резвые дети забы­вали о своих проказах и старались поближе подсесть к искусной сказительнице, чтобы услышать необычную историю.

Особенно мастерски Марфа Никифоровна рассказывала сказку о Жар-птице. Будто наяву, представлялись детям Иван-царевич, Елена Прекрасная, Серый волк и Златогривый конь. У Жар-птицы перья золотые, а глаза восточному хрусталю подобны. Прилетает она в сад и срывает с деревьев золотые яблочки.

Егорушка живо представлял, что он то, подобно Ивану-царевичу, подкрадывается к чудесной заморской Жар-птице, чтобы поймать ее, а то сквозь зеленые луга да чистые поля мчится на Златогривом коне за Еленой Прекрасной…

Рис. Л.А. ВороновойРис. Л.А. Вороновой

Как-то раз, слушая сказку, Егорушка часто посматривал на клетку с птичкой, висевшую около окна.

«Ох! Что-то затевает этот баловник», – тревожно подумала Татьяна Ивановна, поймав взгляд сына.

– Марфа Никифоровна, голубушка! Поглядывай-ка ты почаще за птицей, как бы Егорушка чего не натворил! – сказала она тетушке.

Но они не уследили за сорванцом. Однажды утром Татьяна Ивановна безмолвно замерла около клетки.

– Батюшки-светы! – наконец воскликнула она. – Да куда же делся хвост у птицы? Это непременно Егоровы проказы. Сеня! Позови сюда Егора.

Мальчик живо явился на зов.

– Это ты наделал? – строго обратилась к нему мать. – Ты это зачем хвост у птицы выщипал? Виданное ли дело, чтобы птица без хвоста была?! Погляди-ка, полюбуйся, какова птичка без хвоста стала!

Егорушка взглянул на клетку. Действительно, без хвоста птичка была довольно необычная и жалкая. С пушистыми крылышками, с высоким хохолком и без прежнего хорошенького хвостика она быстро прыгала взад и вперед по жердочке, недоумевая, что это с ней случилось.

– Зачем ты хвост выщипал? – снова спросила мать.

– Я думал, что это Жар-птица и перышки тоже будут светиться, – честно объяснил Егорушка.

Когда же Марфа Никифоровна узнала о случившемся, только руками развела.

– Вот погоди, не буду больше тебе сказок сказывать, а то ты еще что придумаешь.

Однако добрая тетушка только ворчала на своего племянника. Сколько у нее было слушателей, а с таким неуемным воображением – только один.

Несмотря на шаловливость, все домашние любили Егорушку. Да и нельзя было не любить этого живого, веселого ребенка с добрым сердцем и открытым взглядом. Все понимали, что так проявлялся пытливый характер мальчугана: шалости происходили не от сознательного непослушания, а от желания самому всё узнать и попробовать.

***

С детства полюбил Егорушка и храм Божий. Пойдет отец Василий к службе – и Егорушка за ним. Постоит на клиросе с дьячками, выслушает их пение, подтянет, слазит с церковным сторожем на колокольню и позвонит к службе.

На колокольне нужно было особенное умение. Благовестили в большой колокол, глас которого неспешно плыл по округе. Средний колокол был полиелейным. А трезвон опытного звонаря, казалось, звал ввысь и возносился к небу так же легко и свободно, как Херувимская песнь во время литургии. Старый сторож советовал мальчику во время звона открывать рот, чтобы не оглохнуть.

Егорушка старался везде успеть. Быстро схватывал строй православной службы. А когда немного подрос, стал прислуживать отцу в алтаре.

Как-то раз вечерня уже закончилась, прихожане разошлись, ушел из храма и отец Василий. А мальчик задержался на колокольне: нравилось ему забираться сюда по крутым лесенкам, чинно звонить в колокол. А еще нравилось обойти вокруг большой колокол и неспешно обозреть сверху родные просторы! Как красиво и широко раскинулось селение, какой необычный изгиб у реки! А вот и крыша родного дома!


Рис. Л.А. Вороновой

Рис. Л.А. Вороновой


Уже и сторож, обойдя храм, проверил, везде ли погашены свечи, и, закрыв церковь на замок, отправился домой. В это время Егорушка спустился с колокольни и понял, что его заперли. Конечно, можно было снова подняться на колокольню и позвать на помощь. Но это было не в характере мальчика. Его мысль работала стремительно. На колокольне он заметил, что от колокола к земле была протянута веревка. Вот он, спасительный путь!

Взбежал вверх и посмотрел на землю. Всё же высоковато!.. Может быть, не стоит… Но пока не исчезла решимость, смело взялся за веревку и соскользнул на землю.

И очередной раз Господь сохранил Своего избранника. Мальчик остался жив, только веревкой сильно повредил руки и ноги.

Узнав о случившемся, отец Василий пророчески произнес:

– Ну, Егорушка, ты будешь или звонарь, или архиерей!

Варвара Каширина

Для того, чтобы оставить комментарий, вы должны зарегистрироваться и авторизоваться на сайте
Сменить пароль
Забыли пароль
Если вы забыли пароль, введите E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.
Авторизация
Авторизуйтесь через:
Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Twitter.com для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Facebook.com для входа на сайт.
или заполните форму ниже:
Забыли пароль
Регистрация
Для получения возможности подписаться на новости сайта, оставлять отзывы и комментарии, иметь доступ к специальным разделам Вы можете бесплатно зарегистрироваться на сайте.