like
like
Новости Новости собора
Депрессия: обычная страсть или болезнь века?
6 Декабря 2015 г.

Четверть женщин в мире хотя бы раз в жизни страдали от депрессии. Это расстройство занимает второе место среди причин нетрудоспособности. Притом только 25% страдающих от депрессии адекватно лечатся от нее. О том, что такое депрессия, по каким признакам можно ее определить, чем могут помочь близкие и чем – врачи, рассказывает кандидат медицинских наук, руководитель отдела нелекарственных методов лечения Московского НИИ психиатрии Эдуард Эдуардович Цукарзи.


Признаки разнообразны, причины неясны

– Эдуард Эдуардович, расскажите, пожалуйста, что такое депрессия и какие симптомы свидетельствуют о болезни.

– В клиническом понимании депрессия – это психическое расстройство. Не заболевание, а расстройство. Нужно отличать депрессию от реакции горя, утраты, потому что для депрессии характерен определенный набор клинических проявлений, которые к тому же должны наблюдаться в течение определенного времени – ежедневно, не менее двух недель. Депрессия проявляется разнообразно, но, как правило, основные ее симптомы – душевная боль, ощущение тяжести за грудиной, негативное содержание мыслей, чувство безысходности и бесперспективности. Очень часто пациенты винят себя – у них возникает то, что мы называет идеей самообвинения. Кроме того, для такой классической депрессии характерна так называемая диаторная и моторная заторможенность: пациентам труднее думать, они медленнее говорят, медленнее соображают, также характерны двигательные нарушения – люди более пассивны, и иногда это достигает уровня ступора, практически заторможенности.

– В результате чего появляется депрессивное расстройство? Всегда ли возможно выяснить причину?

– Причины депрессии до конца не ясны. Приблизительно известно то, что происходит на уровне нервных синапсов, нервных соединений. Традиционно депрессии разделяются на вызванные внешними факторами – негативными переживаниями – и эндогенные депрессии, то есть те, где этот внешний фактор определить трудно. Часто это сезонные депрессии.  

– Мы находимся в постоянном потоке информации, из новостных лент все время слышим о трагических событиях, терактах, гибели людей… Возможно ли, что депрессивные расстройства связаны именно с данным обстоятельством?

– Это является не причиной, а скорее негативным фоном, который может способствовать развитию депрессии у людей с уязвимостью, с высоким риском аффективных расстройств.

– К каким последствиям может привести депрессия? Развитие каких болезней она может спровоцировать?

– Последствия депрессии – это, во-первых, нарушение социального функционирования, в том числе неработоспособность. Считается, что в ближайшее время депрессия займет второе место в мире среди причин нетрудоспособности после сердечно-сосудистых патологий. И показатели нетрудоспособности увеличиваются. Это на самом деле драматические цифры.

И во-вторых, в случае, когда депрессия присоединяется к другому заболеванию – соматическому, неврологическому, течение этой болезни существенно ухудшается.

    

– Суицид и депрессия – как связаны эти два понятия? Одно вытекает из другого, или же это явления одного порядка?

– Нельзя сказать, что суицидальный риск и депрессия – вещи одного порядка, но, в любом случае, при последующем выяснении устанавливалось, что большинство лиц, склонных к суициду и совершавших попытки к самоубийству, находились в состоянии депрессии. И для депрессий характерен суицид: 15% людей с депрессией пытались покончить с собой в течение жизни.  

– Хотелось бы узнать ваше мнение как верующего человека: есть ли общее между депрессией как болезнью, расстройством и греховными страстями, такими как уныние и отчаяние? Святые отцы описывают уныние и отчаяние как состояние дисбаланса, потери цели в жизни. У некоторых опускаются руки, кто-то сутками лежит неподвижно – об этом упоминается и в святоотеческой литературе. Есть ли здесь какая-то связь?

– Я считаю, что это, конечно, не полностью тождественные явления, но две пересекающиеся категории. Безусловно, с медицинских позиций отчаяние и уныние часто сопровождаются депрессией, и, наоборот, депрессия часто сопровождается отчаянием и унынием. Это разные категории, но они описывают одни и те же состояния.

Группа риска – женщины  

– Существует ли какая-либо статистика по депрессии – относительно возраста и особенно пола подверженных ей людей?

– Это очень важные вопросы. По различным данным, от 3 до 6% людей в мире страдают от депрессии, это достаточно много – больше, чем страдающих другими психическими расстройствами. Причем чаще депрессии оказываются подвержены женщины. Считается, что в течение жизни у четверти женщин хотя бы раз отчетливо проявляется это расстройство. У мужчин показатели несколько ниже – от 7 до 20%.

Кроме того, есть и другие впечатляющие цифры: считается, что в 2/3 случаев пациенты не попадают к психиатру – по разным причинам – и примерно в трети случаев наблюдаются врачами общей практики, неврологами. Еще одна достаточно красноречивая цифра: из числа обратившихся за помощью только у трети пациентов депрессия выявляется врачами, а у 2/3 она не выявляется – просто присутствуют жалобы на плохое самочувствие, на плохое здоровье. Адекватная терапия назначается только 1/4 страдающих депрессией.

– Бывали ли в вашей практике случаи, когда человек приходил к вам и говорил: «Знаете, Эдуард Эдуардович, мне уже не нужно лечение, потому что я уверовал в Бога и все проблемы исчезли сами собой»?

– Конечно, такие случаи бывают. Но чаще случается, что вера оказывается серьезным положительным аспектом, влияющим на прогноз и на исход терапии.

– Может ли депрессия передаваться по наследству, генетически?

– Считается, что генетический фактор играет здесь большое значение: передается риск заболеть депрессией, существует генетическая уязвимость, проявляющаяся в определенных ситуациях.

– Если в семье есть человек, который страдает депрессией, какое должно быть к нему отношение?

– Вера и семейная поддержка – очень значимые факторы. Поддержка особенно важна на этапе, когда человек уже начинает поправляться, когда самые тяжелые фазы расстройства позади, проявления депрессии ослабевают. Здесь важно не столько сочувствие, важно увлечь пациента, помочь ему вернуться к повседневным делам, поощрять его активность, деятельность, занятость. Одно из проявлений депрессии – апатия, когда трудно включаться в деятельность, трудно стартовать. Здесь важна поддержка близких.

Альтернативная медицина

Кандидат медицинских наук, руководитель отдела нелекарственных методов лечения Московского НИИ психиатрии Эдуард Эдуардович Цукарзи

Кандидат медицинских наук, руководитель отдела нелекарственных методов лечения Московского НИИ психиатрии Эдуард Эдуардович Цукарзи


– Победить болезнь возможно только с помощью медикаментозного лечения? Я слышал, что ваше отделение занимается магнито-судорожной терапией, транскраниальной стимуляцией, глубокой мозговой стимуляцией. Что это такое, и насколько эффективны эти методы?

– В первую очередь, это не лекарственные методы, не медикаментозные. Они применяются тогда, когда традиционные методы недостаточно эффективны либо плохо переносятся, то есть когда проявляется то, что мы называем топической резистентностью в терапии, либо интолерантность – плохая переносимость лечения. Конечно, метод магнито-судорожной терапии существует уже давно, и за рубежом он даже шире используется, чем у нас. Но показания для него – тяжелые депрессии. Не только устойчивые, но и очень тяжелые, которые сопровождаются отказом от еды, высоким суицидальным риском, сильной заторможенностью, достигающей уровня ступора.

– Как проводится магнито-судорожная терапия?

– Эта процедура проводится под короткой общей анестезией: пациенту вводятся релаксанты, расслабляющие мышцы, поэтому судорог никаких нет. Это, по сути дела, просто стимуляция.

– А транскраниальная магнитная стимуляция? Можете рассказать поподробнее, что она собой представляет?

– Да, конечно. Транскраниальная магнитная стимуляция – это относительно новый метод, он представляет собой бессудорожную стимуляцию. Это процедура амбулаторная, во время которой на определенную область мозга, отвечающую за депрессию (левая прифронтальная область), накладывается катушка индуктивности и через нее подаются импульсы разной частоты. Существует несколько методик. Это безболезненная методика, пациент, подвергающийся ей, находится в сознании. Эффективность ее ниже, но показания – менее тяжелые депрессии.

– Что такое глубокая мозговая стимуляция?

– Это инвазивный операционный метод, эффективный при тяжелых неврологических заболеваниях. В нашей клинике он не применяется. Глубокую мозговую стимуляцию проводит нейрохирург, он, по сути, интракраниально вводит электроды, то есть это нечто похожее на кардиостимулятор.

– Существует ли какая-то статистика успешности этих методик?

– У нас в стране таких исследований не проводилось, а согласно зарубежным данным – у 50–60% пациентов наблюдается эффект. Это, конечно, крайне тяжелые, резистентные пациенты.

– Существует мнение, что депрессии подвержены творческие личности. Называют имена Баха, Бетховена… Верно ли такое утверждение, или это просто совпадения?

– Ну, это неблагодарное дело – ставить диагноз на основании писем, воспоминаний современников и так далее. Но считается, что творческие люди более эмоциональны, у них чаще бывают периоды творческих подъемов и спадов, а в период спада могут наблюдаться и депрессии.

Верьте в лучшее

– Вы говорили о том, что, согласно прогнозу Всемирной организации здравоохранения, к 2030 году депрессия выйдет на второе место среди причин утраты трудоспособности. Ваше мнение по этому поводу? Насколько эти цифры трагичны?

– Да, с одной стороны, этот прогноз демонстрирует масштаб проблемы. С другой стороны, мы стали лучше выявлять депрессию, за счет этого и фиксируются такие цифры в ВОЗ. Сегодня показателем успешности медицины является выявление, диагностика депрессии. Поскольку часто депрессии наблюдаются вместе с другими соматическими заболеваниями, их трудно выявлять.

И еще одна важная проблема, о которой я хочу сказать, – это так называемая коморбидность: когда у пациента наблюдается два психических расстройства одновременно, то есть депрессию сопровождает еще и другое расстройство. Это может быть и зависимость от алкоголя, и тревожность, и панические атаки, и навязчивые состояния. Такие состояния лечить труднее, они труднее диагностируются.   

– Какие еще виды депрессии, кроме классической, бывают?

– Есть клинические различия, когда депрессия может проявляться больше в заторможенности, а может – в тревоге, может – в тоске, меланхолии; тяжелые депрессии могут сопровождаться развитием психозов, тяжелой заторможенностью, ступором. Наконец, бывает типичная депрессия, для которой характерно подавленное настроение, сонливость, отсутствие идеомоторной заторможенности, что тоже затрудняет ее диагностику. Бывает другой вариант, когда депрессия чередуется с противоположным состоянием – активностью, сокращением потребности во сне. Это называется биполярным аффективным расстройством, то есть это уже другое заболевание, его течение характеризуется чередованием депрессий и эмоций, а также смешанных состояний, когда есть признаки того и другого. Вот эти биполярные депрессии отличаются от традиционных депрессий, отсюда и различные подходы в терапии.

– Допустим, приходит к священнику человек, который страдает депрессией. Как нужно пастырю в этой ситуации поступить? Достаточно ли будет врачевания словом, или он должен отправить его к высококвалифицированному специалисту?

– Это очень хороший вопрос и очень важный. Я не могу давать советы священникам – это неправильно и некорректно. В любом случае, и в медицинском учреждении для нетяжелого пациента бывает достаточно слова – это называется психотерапией. А лекарственная терапия применяется уже при тяжелых депрессиях.

– То есть не всегда будет достаточно слова?

– Не всегда. И тяжесть расстройства – это в данном случае критерий, показатель. Другой показатель: если через какое-то время не наступает улучшений, то нужно, конечно, добавлять к терапии лекарства.

– И последний вопрос: что бы вы могли посоветовать людям, страдающим депрессиями, и их близким, на чьи плечи тоже ложится тяжесть этого испытания?

– Самое главное: нужно знать, что это состояние преходящее, депрессия, как правило, заканчивается, разрешается облегчением. Почти всегда симптоматика проходит, независимо от обстоятельств. Депрессия – состояние крайне тягостное для человека, и поэтому здесь главное – не впадать в отчаянье, а знать, что всё пройдет. Вера, надежда и любовь должны постоянно присутствовать, тогда легче будет переносить свое состояние. Нужно верить, что всё наладится, и это приблизит выздоровление.

С Эдуардом Цукарзи,
руководителем отдела нелекарственных методов лечения
Московского НИИ психиатрии
беседовал послушник Никита Попов

4 декабря 2015 г.

Для того, чтобы оставить комментарий, вы должны зарегистрироваться и авторизоваться на сайте
Сменить пароль
Забыли пароль
Если вы забыли пароль, введите E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши регистрационные данные, будут высланы вам по E-Mail.
Авторизация
Авторизуйтесь через:
Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Twitter.com для входа на сайт.
Используйте вашу учетную запись на Facebook.com для входа на сайт.
или заполните форму ниже:
Забыли пароль
Регистрация
Для получения возможности подписаться на новости сайта, оставлять отзывы и комментарии, иметь доступ к специальным разделам Вы можете бесплатно зарегистрироваться на сайте.